Керенский Александр Федорович

Этого человека после его политического проигрыша прокляли со всех сторон – он оказался виноватым и перед противниками, и перед вчерашними обожателями. К этому привели его авторитаризм, авантюризм и желание любой ценой привлечь внимание к собственной персоне.

Симбирский адвокат

Александр Федорович Керенский (1881-1970) родился в Симбирске в семье учителя. Мать была дворянкой, так что брак являлся мезальянсом и был «неправильным» с точки зрения принятых тогда норм.

Александр закончил гимназию с отличием, а затем юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Там же он увлекся и революционными идеями, но идеологической последовательности не демонстрировал: входил в партии эсеров и трудовиков (сменил партийность ради возможности избрания в Государственную Думу), был членом масонской ложи и никогда не выступал против церкви и не объявлял себя атеистом.

Зато адвокатом Керенский был хорошим, чем и привлек к себе внимание. Среди прочих дел. Он защищал жертв «кровавого воскресенья» (живых участников, судимых за «беспорядки») и Ленского расстрела 1912 года. Керенский имел тяжелое, грубое лицо и скверное здоровье (пережил операции по поводу костного туберкулеза и удаление почки), но прожил очень долгую жизнь, умел держаться на людях, хорошо говорил, отличался энергией, напористостью и самоуверенностью.

За республиканскую позицию его неоднократно арестовывали и ссылали. Особенно жестоким наказаниям он не подвергался, а преследования добавляли ему популярности.

Которые тут временные?

Взлет политической карьеры Керенского пришелся на 1917 год – между Февралем и Октябрем. Он сразу вошел в состав Временного правительства, где был сперва министром юстиции, затем военным министром, а после (с июля) министром-руководителем. Керенский был последовательным республиканцем, но советы категорически не воспринимал; выступал за продолжение Первой мировой войны и пытался вести агитацию среди солдат. Весной 1917 года он пользовался огромной популярностью в обществе благодаря революционной фразеологии и умению выступать, но с лета интерес к нему пошел на убыль.

К этому привело явно преувеличенное внимание Керенского к собственной персоне. Он квартировал в Зимнем (говорили, что в царской спальне), не слушал советов и препятствовал продвижению любого человека, кого подозревал в наличии народных симпатий.

После штурма Зимнего Керенский бежал. Достаточно глянуть на его фото, чтобы понять – история о побеге в женском наряде мало вероятна. Ни один матрос столько не выпьет, чтобы не заподозрить неладного при виде такой «дамы». Логичнее выглядит версия самого Керенского – он воспользовался автомобилем американского посольства.

Ни красный, ни белый

Большевистскую власть Керенский не принял и, выехав за границу, попытался присоединиться к белому движению. Но там его сочли «красным», виновником падения монархии и поражения Временного правительства, так что политическая деятельность для него была закончена.

Однако устроился он в эмиграции лучше многих, так как имел профессию. Керенский преподавал в университетах, читал лекции, публиковал книги. Его воспоминания – ценный исторический источник. Умер он в Нью-Йорке в 1970 году, но похоронен в Лондоне. Женат был дважды и имел двух сыновей – инженеров-мостостроителей.

Необычные совпадения

Они есть в биографиях Керенского и Ленина – двух революционных деятелей с разными судьбами.

  1. Оба родились в Симбирске.
  2. Оба были детьми педагогов, причем Володя Ульянов был учеником гимназии, где директором был Федор Керенский.
  3. У обоих день рождения приходится на 22 апреля, только у Керенского по старому, а у Ленина – по новому стилю.
  4. Оба были юристами по образованию, хотя Ленин адвокатом не работал.
  5. Две семьи (но не сами герои из-за разницы в возрасте) в Симбирске были в приятельских отношениях.

Еще одно совпадение связывает Керенского с последней императрицей. Они были тезками: «Александр Федорович» – «Александра Федоровна». Именно в узурпации кровати Александры в Зимнем обвиняли Керенского сторонники Советов, за что немедленно переделали его имя на женский лад.

В политике не нужно быть самолюбивым авантюристом. Это даже талантливых и энергичных людей до добра не доводит.