Культура Новгородской земли

Из дерева в камень

О том, сколько лет Новгороду, точных сведений нет. Как и о Москве, об этом городе есть упоминания в летописях, как уже существующем. Новгород стоял во времена княжения Рюрика и не просто стоял, а представлял собой солидное княжество. Новгородский кремль -детинец – старейший на русской земле.

Предположительно город начал строиться в 9-м веке с деревянного кремля. Но уже в 11 веке деревянные строения начали менять на каменные. Земля Новгородская заключала в себе земли славян и кривичей. После Рюрика его принял князь Олег, тот самый, чей «щит на вратах Цареграда» увековечил в Византии храбрость и боевую готовность славян. Князь Олег объединил восточных славян в единое государство, обложил данью новгородцев, и отправился воевать на юг.

Новгород был городом с довольно высоким для своего времени уровнем культуры. Ее развитию способствовали торговые отношения с голландцами и немцами, торговые пути, проходившие через Новгородскую землю.

Архитектура

Издавна Новгородское княжество славилось своими плотниками. Умели они строить и быстро, прочно и красиво. Одними из первых в Новгороде стали строить новгородцы здания из камня. За период с 1054 года по 1229 было возведено (или срублено) 69 церквей.

Уже в те годы верхушки церквей (главы) золотились. Наружные стены покрывались оловом. Внутри стены украшались иконами, настенной живописью, серебряными паникадилами, иконы отделывались золотом, дорогими камнями, жемчужинами, финифтью.

Из русских иконописцев того времени упоминается св. Алимпий Печерский. Он выучился иконописи, а также мастерству мозаики у греческих мастеров, которые расписывали Печерский монастырь.

Жилые строения были исключительно деревянные. В летописях упоминается и о строительстве мостов через Волхов.

 Литература

В книге Соловьева «История России с древнейших времен» упоминаются древнерусские стихотворения, главным героем которых является Василий Буслаевич. Этот герой предводительствовал над местной молодежью, вел разгульную жизнь. От его вольностей страдали горожане. В одной из песен рассказывается, как Василий Буслаевич со своими молодцами- удальцами новгородцев побил. В другой песне – о том, как он ездил в Иерусалим молиться.

Василий Буслаевич отслужил обедню во здравие матушки и себя, Отслужил панихиду на отца который прожил до 90 лет, и своих близких. Но вот домой вернуть не довелось ему. Пренебрег советом не скакать мимо магического камня, и нашел под ним свою погибель.

Еще один герой отмечается в новгородских песнях и сказаниях – Ставр, новгородский сотский, живший с женой. Из летописи, датированной 1118 годом, становится известно, что князь Владимир Мономах вызвал Ставра в Киев наряду с несколькими другими новгородскими боярами, обвинявшимися в ограблении двух граждан. В песне Ставр обвинялся в хвастовстве своим достатком. Князю Владимиру показалось оскорбительным, что какой-то сотник может быть богаче его, Великого Князя Киевского.

«Что это за крепость в Киеве, у великого князя Владимира? у меня де, Ставра боярина, широкий двор не хуже города Киева: – а двор у меня на семи верстах, а гридни, светлицы белодубовы, покрыты гридни седым бобром, потолок в гриднях черных соболей, пол, середа одного серебра, крюки да пробои по булату злачены».

В другой новгородской летописной хронике за 1167 год упоминается о Садке Сытиниче, построившем церковь св. Бориса и Глеба из камня. О Садке поется и песня. В ней повествуется о том, что Садко принес от Волги поклон брату Ильменю, и тот наградил Садка несметными богатствами. Страсть Садка возводить храмы божьи, не осталась без вознаграждения. Из другой песни мы узнаем, что когда Садко оказался во власти морского царя, ему помог св. Николай.

Почти все значимые свидетельства русской письменной культуры имеют отношение к Великому Новгороду. Кроме хронологических летописей и стихотворений, которые пелись, в Новгороде были созданы:

  • Остромирово Евангелие – по приказу посадника Остромира в 1057 году;
  • Грамота князя Мстислава Владимировича. Она была выдана в 1130 году Юрьеву монастырю;
  • Духовная Климента ХIII, и много других.

«Книжность Новгорода, — подчеркивал Д. С. Лихачев, — отличает единая, общая ей черта: близость письменного языка к разговорному. Это свидетельствует о большом пути культурного развития, пройденном русским языком в Новгороде в предшествующие эпохи. Благодаря этому, несмотря на обилие нахлынувших в Новгород после его крещения произведений церковно-славянской письменности, русский литературный язык Новгорода остался чист от церковно-славянизмов и сохранил все свои русские особенности».