Внутренняя и внешняя политика княгини Ольги

Существует историческая сказка, что идеалом правителя для княгини Ольги был римский император Константин. Это не докажешь, но факт, что она была схожа с ним: столь же разумна, настойчива, талантлива и совершенно безжалостна.

Долгое регентство

Ольга была правительницей де-факто, но не де-юре. После смерти в 945 году мужа Игоря она стала всего лишь регентшей при малолетнем сыне Святославе. Некоторые источники утверждают, что тому было 3 года, но это сомнительно; важно одно: он был неспособен к самостоятельному правлению. А последний документированный факт участия Ольги в государственных делах датирован 968 годом. Святослав в это время уже не только взрослый, но и бывалый вояка, а мать руководит обороной Киева от печенегов, пока ее сынок грабит болгар.

Следовательно, Ольга фактически была не только регентшей, но и соправительницей Святослава. Этот князь совершенно не интересовался внутренним устройством государства и охотно спихивал такие дела на мать.

Кнут и пряник

Так можно охарактеризовать отношение Ольги к внутреннему устройству страны. Она стала вдовой вследствие убийства Игоря древлянами. Князь стал первой в нашей истории жертвой уклонения от уплаты налогов – древляне отомстили ему за попытку собрать с них дань дважды. Но такие действия подрывали престиж киевской власти. И Ольга для начала решительно пресекла их.

Летописи рассказывают ужасы о «четырех отмщениях», с заживо закопанными послами, зарезанными участниками поминок и городом, сожженным с помощью воробьев. Почти наверняка этот перебор – на совести художественного воображения авторов летописей. Но факт: Ольга силой подавила сопротивление древлян и пресекла их княжескую династию.

Но затем она поступила с точностью до наоборот. Ею были установлены точные размеры «подымной» (то есть с домохозяйства) дани. Таким образом, выходки вроде той, что привела к смерти Игоря, теперь исключались. Для удобства сбора подати и разбора местных конфликтов возле некоторых поселений организовывались погосты – места, куда сдавали дань и где разбирались тяжбы. Характерно, что позже слово «погост» стало синонимом кладбища – можно догадаться, как наказывали за правонарушения. Но для тех лет это была норма.

Успехи дипломатии

На внешних рубежах Ольга предпочитала переговоры силе. Известно, что она побывала с визитом в Византии (ориентировочно в 955 году) и вела переговоры с германским императором Оттоном I. Сюда же следует отнести и принятие ею христианства – это хорошо воспринималось заграничными государями.

Внутренней же политике это могло лишь повредить. Известно, что русичи попросту выгнали присланного Оттоном I миссионера. Сын Святослав на предложение матери креститься ответил категорическим отказом и заявил, что не желает становиться посмешищем в глазах собственных воинов. Христианство на Руси не преследовалось, но князь и большинство его подданных считали крещеных «странными» и язвительно дразнили их.

При этом противостоять мнению Ольги было непросто. В семье она была подлинным авторитетом.

Словом, получился действительно Константин в юбке – умный, жестокий, дальновидный правитель христианского толка, безразличный к чувствам и слабостям, даже в семье видящий только династию.