Поп Гапон: биография

Известный в советской истории под прозвищем попа Гапона, руководитель общественно-политической рабочей организации начала ХХ века Георгий Аполлонович Гапон долгие годы подавался коммунистическими историками как провокатор, виновный в событиях кровавого воскресения. Это была уникальная и интересная личность, обладавшая сильным магнетизмом и притягательностью. Те, кто был знаком с ним, отмечали его мужскую красоту и обаяние.

Детство

Георгий Аполлонович родился 5 февраля 1870 года Полтавской губернии, в селе Белики Кобелякского уезда. Его родители были простыми, правда, не бедными крестьянами. Отец был родом из запорожских казаков, долгие годы являлся бессменным волостным писарем. Мать была безграмотной крестьянкой. Украинская фамилия Гапон – это вариант христианского имени Агафон (в переводе с греческого – добрый).

Детство Георгия прошло в селе, где он помогал родителям по хозяйству, пас имевшуюся скотину. В семилетнем возрасте его отдали в начальную школу, где он учился с большим увлечением, проявляя незаурядную восприимчивость к новым знаниям. По рекомендации местного батюшки, отец отправил юношу учиться в духовное училище в Полтаве, куда он по результатам экзаменов был принят сразу во 2-й класс.

Один из педагогов училища, Иван Трегубов познакомил любознательного отрока с воспрещенными произведениями Льва Толстого. Эти книги повлияли на всю последующую жизнь будущего проповедника.

Работа в Полтаве

Он окончил училище и тут же поступил в духовную семинарию. Но здесь у него возник конфликт с руководством этого учебного заведения из-за его не совсем христианских высказываний. Несмотря на успешное окончание семинарии и сдачу экзаменов с высокими показателями, из-за своей неблагонадежности он лишился права на получение диплома 1-й степени, которое открывало бы ему двери в университет.

В Полтаве он устроился в земскую статистику и дополнительно зарабатывал платными уроками. Георгий женился в 1894 году. Послушавшись совета молодой супруги,  вознамерился  принять духовный сан. По настоянию епископа Иллариона, оказывавшего всяческое покровительство талантливому юноше, Георгий получил должность священника в церкви Всех Святых при кладбище в Полтаве.

В сане священнослужителя у отца Георгия неожиданно раскрылся проповеднический талант. На его проповеди приходили люди из соседних приходов, в результате чего священники тех приходов заволновались и начали строчить жалобы в том, что Гапон переманивает у них паству. Отец Георгий старался помогать беднякам, бескорыстно исполнял духовные требы и службы.

В 1898 году он похоронил жену, и остался вдовцом с двумя детьми: сыном и дочерью. Он тяжело переживал смерть жены и, решив изменить обстановку, уехал в Санкт-Петербург.

Санкт-Петербург

Пользуясь покровительством отца Иллариона, он, несмотря на 2-ю степень диплома, поступил в духовную академию. Но учеба не оправдала его ожиданий. Предлагаемые религиозные и философские  дисциплины, не соответствовали его духовным запросам, были схоластичны и оторваны от жизни.

Гапон махнул на учебу рукой и уехал в Крым. Здесь в какой-то момент родилась мысль уйти в монастырь. Но судьба свела его с художником Василием Верещагиным, посоветовавшим ему отказаться от духовного сана и отдать свои силы ради блага простого народа.

Вернувшись в Санкт-Петербург, Георгий Гапон был привлечен к работе в богоугодных миссиях в рамках Общества религиозно-нравственного просвещения, возглавляемого протоиереем Философом Николаевичем Орнатским. В 1899 году Гапон начал выступать в качестве проповедника в Церкви Милующей Божьей Матери на Васильевском острове. Старостой этой церкви в то время был Владимир Саблер. Как и в Полтаве, здесь он тоже приобрел славу проповедника. В дни его проповедей в церкви на Галерной гавани собиралось до 2000 человек. Вечерами он встречался с питерскими босяками (или, как бы их сейчас назвали – бомжами), подолгу выслушивал их истории, разговаривал с ними. Он исходил из того, что труд – это основа существования. Отец Георгий стремился пробудить в этих людях чувство самоуважения. Но он не знал, чем может реально помочь им, и такое положение удручало его.

В 1900 году Георгий Гапон был утвержден в должности настоятеля сиротского приюта святой Ольги и в должности учителя Закона Божьего и священника приюта Синего креста. Эти заведения существовали за счет пожертвований представителей высшего света. И очень скоро молодой служитель Церкви стал известным  в придворных кругах столицы.

Таким запомнил отца Георгия рабочий Н.М. Варнашёв.

Гапон продолжал встречаться и проповедовать среди рабочих, которые тоже уважали отца Георгия. В 1902 году он был отчислен из академии с 3-го курса за неуспеваемость, но через год по протекции митрополита Антония (Вадковского), он был возвращен в академию. В этом же году из-за конфликта с попечительским советом он был уволен из  приюта Синего Креста. Уходя из него, он увел оттуда воспитанницу Александру Уздалёву, ставшую его гражданской (без венчания) женой. Дело в том, что по церковным канонам овдовевшие священнослужители  не имели права снова вступать в церковный брак.

Участие в рабочих движениях

Конфликт с попечительским советом стал причиной знакомства Гапона с Особым отделом Департамента полиции, возглавляемым Сергеем Зубатовым. Руководителю отдела полиции было хорошо известно, какой популярностью пользовался отец Георгий среди рабочих, и Зубатов предложил священнику работать на полицию. Зубатов через подставных людей создавал рабочие объединения, подконтрольные полиции, и через них стремился нейтрализовать революционное движение в целом. В Петербурге было создано Общество взаимного вспомоществования рабочих механического производства.

В то же время градоначальник Петербурга Николай Клейгельс, у которого Гапон был своим человеком, поручил ему изучить положение дел в Зубатовских организациях. Гапон добросовестно выполнил поручение градоначальника. С этой целью он даже выезжал в Москву. И по результатам своих расследований, разговоров с рабочими подготовил 3 копии отчета, которые подал градоначальнику Клейгельсу, митрополиту Антонию и самому Зубатову. В своих докладных записка Гапон раскритиковал дестельность зубатовских организаций и предложил сформировать  новое рабочее общество, подобное  независимым английским профессиональным союзам. Гапон подчеркивал, что зубатовские организации слишком тесно связаны с полицией, о чем рабочие конечно, знали, и это обстоятельство компрометировало их в глазах пролетариев.

В августе 1903 года Зубатов разругался с министром внутренних дел Вячеславом Плеве, после чего  был отправлен в отставку и выслан из столицы. После его отъезда петербургское общество оказалось в состоянии безвластия, и Гапон оказался его единственным  правопреемником и руководителем.

Гапону удалось добиться от полиции того, чтобы она не проявляла столь пристального внимания к его организации, предложил стать единственным доверенным лицом между полицией и обществом.

 

В полиции были убеждены в том, что внедрение Гапона в рабочую среду сделает работу профсоюзов более управляемой и прогнозируемой. Сам отец Георгий однажды признался в том, что его политика была построена на хитрости.

Гапон всячески усыплял бдительность полиции. Он старался убедить власти  в необходимости доверия к Собранию и ослабить наблюдение  за ним. Впоследствии он удалил из руководства организацией всех зубатовцев и к руковуодству отделами, к ответствуенной работе привлек своих людей, которым мог безоговорочно доверять.

В феврале 1904 года МВД официально закрепило  Устав организации, разработанный Гапоном. «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» получило право на существование. Официально  общество обеспечивало  взаимопомощь  и организовывало  образование  рабочих. Из числа приближенных рабочих, тех, кому мог доверять,  Гапон организовал подпольный комитет, собиравшийся у него на квартире, где они читали запрещенную  литературу, изучали европейскую историю пролетарских движений, разрабатывали тактику  борьбы рабочих за политические права и экономические интересы.

Чтобы поднять численность организации, привлечь к ней больше рабочих, он привлек к работе в своей организации супругов Карелиных, революционных организаторов. Эта пара пользовалась авторитетом среди рабочих, и, действительно, численность организации стала расти.

Случилось так, что именно священник Гапон, а не большевики стал инициатором первой русской революции 1905 года. Именно он предложил обратиться к царю с петицией, что привело к кровавому воскресенью (подробнее).

Когда началась реакция царского правительства на повсеместные волнения рабочих, Георгий Гапон эмигрировал за границу. В начале февраля 1905 года Гапон встретился Лениным. По воспоминаниям Крупской, Ленин был взволнован этой встречей. Ленин характеризовал Гапона как «человека, безусловно преданного революции, инициативного и умного, хотя, к сожалению, без выдержанного революционного миросозерцания».

Находясь в эмиграции в Англии, Гапон получил заказ на написание книги о своей жизни. К работе он привлек английского журналиста Дэвида Соткиса. Книга была написана довольно быстро, и приобрела большую популярность. Ее перевели на несколько европейских языков, в том числе и на русский.

Гапон не мог долго оставаться в эмиграции, ему там было скучно, душно. Осенью 1905 года он вернулся в Россию.

Организуя, сплачивая рабочих вокруг себя, создавая свою организацию, он, тем не менее, отдалился от революционных партий. Он разошелся с эсерами, социал-демократами. Горький призывал Гапона примкнуть к социал-демократам, но Гапон считал себя неким мессией, на которого возложена особая роль. Он мечтал стать мужицким царем, и не скрывал этого.

Смерть Георгия Гапона

28 марта 1906 года Гапон уехал из Петербурга и не вернулся. А 30 апреля его нашли повешенным на даче в Озерках. Расследование показало, что Гапона душили 3-4 человека, а дачу снимал эсер Петр Рутенберг. Найденного Гапона похоронили на Успенском кладбище в Петербурге.