Князь Дмитрий Иванович Донской (биография)

Благодаря своей роли в Куликовской битве этот князь считается хрестоматийным «защитником отечества». Дмитрий Иванович действительно немало сделал для восстановления мощи Руси, хотя некоторые его заслуги преувеличены, другие неправильно оценены.

Князь с младых лет

Для начала, многие деяния Дмитрия Ивановича (1350-1389) совершены в его правление, но фактически не им самим. Отец, Иван Красный, умер, когда сыну было 9 лет. Дмитрий при этом считался князем, но фактически правил регент, умный и хитрый митрополит Алексий. Он и бояре сумели получить в Орде ярлык на княжение для маленького Дмитрия. Великое княжение Владимирское было взято « с бою» в 1363 году (Дмитрию 13 лет!), тогда же были подчинены московскому влиянию Суздальское и Новгородское княжества. Да и женился Дмитрий на Евдокии Суздальской в 16 лет (хотя брак получился по всем статьям удачный, в нем родилось минимум 12 детей, и 10 из них пережили отца).

Можно сказать, что первым самостоятельным решением Дмитрия стало строительство в 1367 году белокаменного кремля в Москве. Это было рамотное стратегическое решение – теперь городские укрепления не горели и не нуждались в постоянном ремонте.

Внешняя активность

Дмитрий целенаправленно стремился упрочить международное положение Руси. С этой целью (когда добром, а когда и силой) были присоединены Галич, Углич. Новгород, Суздаль, Кострома, Дмитров, Стародуб. Были успешно отражены атаки литовского великого князя Ольгерда (в 1368 и 1370 годах), который поддерживал в борьбе за великокняжеский престол Михаила Тверского.

С Золотой Ордой Дмитрий (а сперва митрополит Алексий от его имени) вел хитрую политику. Руси было выгодно воспользоваться усобицами в стане врага, где между собой враждовали разные претенденты на престол. Хотя междоусобицы приводили иногда и к тому, что Дмитрия лишали ярлыка на княжение, дипломатические хитрости помогали уменьшить размер дани, обезвреживать влияние явных ставленников Орды (таких, как князья Твери и Рязани) и привлекать на свою сторону все больше княжеств.

Миф о непобедимости монголов

Это было как раз то, что Дмитрию удалось разрушить. Он не освободил Русь от монгольского ига, но превратил задачу такого освобождения в реальную цель для будущих правителей. Продемонстрировал он и способ достижения цели – совместная борьба против общего врага.

Первая попытка была сделана в 1378 году на реке Воже. Армия Дмитрия разбила отряд, посланный темником Мамаем на усмирение «обнаглевшего» русского князя (Дмитрий перестал выплачивать дань). Это не была еще знаковая победа – отряд был велик, но все же не вся ордынская армия, а отдельные отряды русичи громили даже в эпоху Батыя. Но она показала, что московский князь может тягаться с Ордой. А дальше Мамай сам помог.

Темнику было необходимо решительно покончить с русским сопротивлением – оно мешало ему в борьбе с ханом Тохтамышем. И он двинулся на Русь со всей ордынской силой. Теперь нашествие грозило не одной Москве, но другие князья видели в Дмитрии лидера, уже доказавшего свою способность побеждать Мамая.

В результате на Куликово поле Дмитрий повел множество княжеских дружин, и все они признавали его «главнокомандующим». Исключение составили рязанский и тверской князья, но и они не поддержали Мамая. Легенда гласит, что Олег Рязанский не решился примкнуть к войску из страха за свое княжество (Рязань всегда первой попадала под монгольскую «раздачу»), но при том отправил к Дмитрию тайного гонца и выдал численность и характер войска Мамая и маршрут его движения.

В это можно поверить, вспомнив, что Дмитрий в результате сумел дать сражение до того, как на помощь Мамаю подоспел Ягайло Литовский.

Первый шаг

После Куликова поля Дмитрий знал и успехи, и неудачи. Подчинение Твери и оказалось ненадежным. Тохтамыш в 1382 году сжег Москву, и выплату дани пришлось возобновить. Некоторые русские земли оказались под влиянием Литвы, особенно после 1385 года, когда Ягайло стал еще и польским королем. Но свои владения в наследство сыну Василию (старший, Данила умер маленьким много раньше отца) Дмитрий передал своей волей, не спрашивая никаких ярлыков. Великое княжение Владимирское стало наследственным в московском роду.

Дмитрий не стал освободителем Руси – он стал символом стремления к освобождению и способности завоевать свободу.