Смоленское сражение 1812 года

Смоленское сражение 1812 года стало первой крупной стычкой русской и французской армий во время Отечественной войны. Оно интересно тем, что во многом определило дальнейший ход кампании, но при этом ни один из участников не получил в нем то, чего хотел.

Предпосылки объективные и субъективные

Объективно Смоленск был подходящим местом для задержки русской армии по нескольким причинам.

  1. Это была хоть и устаревшая, но крепость – во времена польской интервенции, в правление Годунова, город был обнесен кирпичной стеной.
  2. Смоленск служил «ключом к Москве», прикрывал путь к первой столице на направлении основного удара Наполеона.
  3. Русская армия на подступах к городу была достаточно многочисленна (Барклай-де Толли успел соединиться с Багратионом), так что имела шансы противостоять французам.

Но при этом планы на Смоленск у командующих двух армий кардинально различались. Наполеону нужно было генеральное сражение, и он искал способа заставить русскую армию дать его. Битва под Смоленском могла ему подойти – хотя французские силы были значительно растянуты, они все еще превосходили русские.

О генеральном сражении мечтала и русская «партия войны» во главе с Багратионом. Их можно понять – враг слишком долго испытывал их терпение. Но они не учитывали неготовность собственной армии. Дело было не в численности солдат, а в их оснащении. Да и крепость Смоленск к осаде готова не была. Значительную часть города составляли незащищенные деревянные предместья.

А вот Барклай-де-Толли категорически не хотел генерального сражения. В голову ему не залезешь – сознательно или нет, но он этим ломал планы врага. Но он не мог лично распоряжаться в армии – формально Багратион подчинялся ему, а на деле армия больше слушала Багратиона.

Основные этапы битвы

В Смоленском сражении можно выделить несколько ключевых эпизодов. Обе армии действовали небезупречно. У Барклая (как оказалось) скверно работала разведка, он не имел информации о расположении противника. Наполеон имел о враге полную информацию (у него разведка работала), но не понимал его замыслов и положился на приемы «навязывания» генерального сражения, срабатывавшие в прошлом.

8 августа Барклай начал наступление на Рудню, но успеха оно не имело – главнокомандующий ошибся в оценке сил противника под Поречьем (а может, и сознательно задержал не нужное по его мнению наступление). 14 августа Наполеон оставил Рудню, Поречье и Велиж, перешел Днепр и начал охват Смоленска. Если бы вся русская армия была там и решила защищаться, император французов получил бы свое генеральное сражение.

14 августа состоялось сражение под Красным – отряд генерала Неверовского отразил 40 атак и на день задержал противника, нанеся ему заметный (но только тактический) урон.

16-18 августа состоялось сражение за сам город. Опасаясь окружения, Барклай в первый же день отправил отряды Багратиона удерживать дорогу на Москву, и с этим воинственный генерал справился отлично. В самом городе отличились генералы Раевский (будущий герой Бородина) и Неверовский, пробившийся туда с остатками своей дивизии. Удержать город было практически невозможно – французы имели тяжелую артиллерию и численное превосходство. Но бой за Смоленск превратился в своеобразную защиту арьергарда – благодаря ему сумело уйти подавляющее большинство горожан и почти вся армия.

Неочевидные итоги

Значение Смоленского сражения стало очевидным не сразу. Барклая за него сочли почти изменником, но после Смоленска тактика «выжженной земли» получила широкое применение, и вкупе с отступлением во имя сохранения армии полностью оправдала себя. Жители городов вдоль Смоленского тракта успевали уходить, оставляя противнику разоренную землю.

Воинственные генералы «выпустили пар» и попробовали силу противника. Стало очевидно, что Наполеона побеждать можно.

Наполеон одержал победу, но не получил генерального сражения и не нанес русским существенного урона. Потери армий оцениваются по-разному, но в целом как примерно равные и незначительные (по 6-7 тыс. убитыми).

 

Позже специалисты отметили, что Смоленск охарактеризовал всю кампанию 1812 года в целом, как ее видели русские: выжженная земля, изматывание противника и отступление до тех пор, пока не получится достойно вооружить армию и получить подкрепления.